Ru / En
Главная > Travel blog > Личный опыт > Как я застряла в Европе из-за коронавируса

Как я застряла в Европе из-за коронавируса

История с хорошим концом



Алетч Арена — мое открытие этого горнолыжного сезона. Крупнейший ледник в Альпах, отличный горнолыжный курорт с прекрасными панорамами и отличными трассами. Первые два дня мне жутко не повезло с погодой, наверху поднимался шторм, некоторые подъемники были закрыты. Отменились планы на раклет под лунным светом и ночной спуск в долину. На следующий день пришел туман. Да такой, что съезжать вниз приходилось буквально наощупь. Я оптимистично подумала, что вот завтра снова будет хороший день, и я наконец-то доберусь до всех панорамных точек и замру от восторга, высматривая в этой горной гряде Маттерхорн, Монблан, Вайсхорн, Монте Розу и другие вершины. Людей было не так чтобы много, но даже в туманный день рестораны наверху были полны. Буквально за каждым столом за бокалом вина обсуждали коронавирус. Паники не было никакой. Казалось странным, что где-то там внизу бушует COVID-19, переписывая планы на ближайшие недели. 

Рабочая поездка в Швейцарию у меня была намечена за несколько недель до начавшейся эпидемии. События развивались так стремительно, что предположить что будет, не представлялось возможным. Даже так — представить себе веерное закрытие границ большинства стран тогда было реально сложно. Такого в моей сознательной жизни я не видела никогда, в памяти лишь были отголоски советского железного занавеса, который представлялся идиотическим кошмаром. До сих пор мне не верится, что это произошло. Где-то в подсознании я переживаю, что мир больше никогда не будет прежним. 

Я прилетела в Швейцарию одной из свой любимых авиакомпаний Swiss. Обратно, я должно была улететь 15 марта из Цюриха бизнес-классом в Москву. Подчеркиваю статус перелета я не случайно, дальнейшие события показали, что никаких предпочтений я не получила в этой ситуации. Последствия отмены мало кто продумывал. Личные проблемы в государственных масштабах никто и не думал решать.

За несколько дней, проведенных в Швейцарии было видно, как меняется привычная жизнь. Здоровались люди локтями, например. Обстановка накалялась. За новостями было не уследить. Каждый час появлялась новая информация, которая требовала разъяснений конкретных случаев. Никто не понимал, попадаем ли мы в эту категорию, будут ли летать авиакомпании по определенным направлениям. Уточнения появлялись намного позже. Я лишь мысленно надеялась, что я успею улететь до полного закрытия всего. Но, увы. За сутки до вылета, 14 марта, Swiss уведомил об отмене рейса в Москву, предложив связаться с ними для обсуждения вариантов. 



Ну что ж, это было ожидаемо неприятно. И тут началось. На деле дозвониться в авиакомпанию было невозможно. В московском офисе автоответчик вежливо отвечал, что работают они только с понедельника, была суббота. В швейцарском офисе звонок стоял на удержании и каждые 20 минут сбрасывался. 

Я не представляю, сколько денег можно было бы отдать за эти звонки в SWISS на роуминге, чтобы хоть как-то решить проблему. Мне повезло — один из организаторов поездки, мой хороший старый знакомый Дэвид, отложил все свои дела, чтобы решить проблему. «Висели» на линии мы с его телефона. Кроме того, Switzerland Tourism — мой партнер и главный организатор поездки тут же уверил, что мы все решим. В этом я и не сомневалась, именно в таких ситуациях уважаешь непререкаемый профессионализм. 

Спустя час, наконец-то удалось дозвониться. Оператор, судя по всему сама не понимала, что с нами делать. Она предлагала варианты, но проверяя возможность вылета тут же говорила, этот перелет невозможен. Были закрыты для вылетов в Москву большинство европейских столиц. Наконец, она предложила опцию с 8-часовой пересадкой в Афинах через три дня. Я согласилась. Кочевряжиться не было смысла. Было понятно, что надо скорее возвращаться домой. Посмеявшись, что я ни разу в солнечной Греции не гуляла в горнолыжном костюме, я поначалу выдохнула. Ну хотя бы так, подумала я.

Через пару часов проверив почту, я снова получила письмо от SWISS, в котором они сожалели об отмене рейса Цюрих-Афины. Без обсуждения, авиакомпания прислала очередной вариант — лететь Lufthansa через Мюнхен, в Афины, а далее в Москву. Причем прилет в Афины по бронированию был на час позже вылета в Москву. Стало понятно, что дело шляпа. Снова нужно было звонить в Swiss. На этот раз нам не удалось это сделать. 

 

Мы засели за поиски вариантов, Дэвид неожиданно нашел билет «Аэрофлотом» из Женевы в Москву на 17 марта. Цена даже не казалась заоблачной. За билет эконом-класс Аэрофлот просил 200 швейцарских франков. К тому моменту, стало понятно, что Swiss и Austrian отменили уже все, что можно и надо выбираться любым способом. Я зашла через приложение и увидела, что если смотреть на цены на русском языке, стоимость билета будет намного дешевле. Билет был куплен. Самое смешное, что Swiss снова прислала измененную бронь, на этот раз нам предлагалось долететь только почему-то до Афин «Обращайтесь в турагенту», — посоветовала Swiss. Только не уточнила к какому. Switzerland Tourism безоговорочно взял на себя все расходы по моему «застреванию» — я осталась на пару дней в отеле в Алетч Арене, а накануне вылета переночевала в отеле Женевы. 

Наутро 15 марта выдалась невероятно классная погода — голубое небо, сверкающий снег. Только швейцарцы к тому времени остановили все подъемники в стране. Многие просто поднимались пешком в горы и катались по трассам, многие встали на беговые лыжи. Я пошла гулять. В общем-то кроме прогулок по зимним тропам больше делать было особо нечего. Но это ли не прекрасно, застрять в горах Швейцарии и просто гулять.

16 марта пришла новая информация, Швейцария обязала закрыть все без исключения горнолыжные курорты и отели, рестораны, кафе, музеи и театры, школы и университеты. Людям было запрещено собираться в одном помещении более 50 человек, держать максимально допустимую дистанцию от других людей, рекомендовалось сесть дома. Фуникулеры стали ходить один раз в час, автобусы и поезда также ходили по иному расписанию. В этот день я решила уехать в Женеву, чтобы наутро без приключений прибыть в аэропорт. Я надеялась, что с этим рейсом не будет сюрпризов, хотя могло случиться все что угодно.

Появились первые шутки — зачем тебе возвращаться, Вселенная уже и коронавирус устроила и границы закрыла, а ты все никак не поймешь, что там лучше остаться. Но диванные шутники не понимали надвигающейся проблемы, что не в самой дешевой стране Европы, надо было бы где-то жить, чем-то питаться. И если супермаркеты были открыты, то абсолютно все кафе и рестораны закрылись на неопределенный срок.



В отелях завтрак приносили в номер, рестораны при отелях были закрыты. Что-то купить можно было только либо в супермаркетах, либо в киосках на вокзале. Если кто-то думает, что застрять в Швейцарии — это шанс лишний раз увидеть больше, он сильно ошибается. Отменялись поезда, менялось расписание работы общественного транспорта, было закрыто все, что можно было закрыть. Никогда прежде я не видела Женевский вокзал столь пустынным. Люди были, конечно, стояли на платформах, ждали своих поездов. Но по сравнению с обычной жизнью это было очень странно. 

  

Наутро я без проблем добралась в аэропорт. В здание пускали по одному человеку по предъявлении посадочного талона. На табло было непривычно мало вылетов, часть из них уже была отменена. Аэропорт был пустой, лишь на стойках Аэрофлота толпился народ. Регистрация еще не открылась, а люди уже занимали очередь. Оказалось, что накануне борт сломался, и люди надеялись улететь этим утром в Москву. Количество пассажиров меня удивило, оказалось Аэрофлот поменял самолет на более вместительный, в столицу России планировалось отправить Аэробус А-330. Но забегая вперед скажу, и он был битком. Мой тариф включал оплату выбранного места, мне повезло, что я выбрала место А. Поскольку остальные пассажиры, воспользовавшиеся этой услугой и выбравшие места у окна или прохода после замены борта были неприятно удивлены доставшимся и самое смешное оплаченным местом в середине салона. 

Первый раз я видела закрытый аэропорт. Все без исключения магазины дьюти-фри были закрыты, кафе и стойки накрыты тряпками и брезентом. Выглядело все предельно жутко. На вылете работал лишь небольшой киоск, где можно было купить воду и напитки, шоколад и снэки. Поесть было негде. 

Терминал прилета поменяли на F. Это означало, что наш ждет проверка. Я совершенно спокойно к этому отнеслась, но слишком недооценила масштабы плохой организации. Еще в полете нам раздали анкету прибытия, которую я тут же заполнила. 

  

Припарковавшись у рукава и заглушив мотор, капитан нам пожелал хорошего вечера. Люди встали в проход и уже готовились выйти. Но двери никто не спешил открывать. Минут через двадцать главный стюард извинился и сказал, что не имеет права открыть двери, пока не прибудет медицинский контроль. В самолете становилось невыносимо жарко, на просьбу пассажиров включить кондиционеры отвечали отказом. Только когда уже люди стали возмущаться громко и ругаться, стюардессы открыли заднюю дверь. 

Медицинский контроль появился примерно через час. Нам снова раздали уже новые анкеты для заполнения. Вопросы повторялись. Наконец-то появился представитель медицинского контроля, молодой человек в несильно чистом белом костюме без маски с тепловизором. После того, как он сделал замеры, нам разрешили выйти. Одновременно в Шереметьево прибыли несколько больших бортов, на паспортном контроле собралось несколько десятков сотен человек. Подумалось, что такая профилактика борьбы с короновирусом выглядит как минимум странно, в одном маленьком помещении собрались тысячи человек прилетевших из якобы «неблагополучных стран» — Франции, Швейцарии и Великобритании. Я простояла час с небольшим на паспортном контроле. После него — царил медицинский хаос.

Люди в белых костюмах направляли всех в один коридор, сначала нужно было отстоять в очереди «за штампом», судя по всему всех делили на москвичей, тех, что из области и транзитников. Далее нужно было отстоять очередь к медикам, которые в третий раз заполнили одну и ту же анкету от руки. Я не выдержала и спросила, а чем вас не устраивает эти две. Не ответили. Взяли анализ — мазки из носа и рта. Я спросила, где можно узнать результат. Нигде, ответили мне. Если он будет положительный вас найдут и изолируют. Так себе перспектива — сидеть и ждать, есть у тебя вирус или нет. И не иметь ни малейшего понятия, а где можно узнать результаты.

 

И потом, а как это бьется с защитой о персональных данных? Мои адреса и телефоны, паспортные данные и даже результаты анализов доступны многим. И они по факту— совершенно ничем не защищены. Стопки бумаг лежали на стойках. Три с половиной часа ушло на все формальности. Взяв такси, я поехала домой. Несмотря на то, что уведомления мне о карантине не вручили, я самоизолировалась. Добровольно сижу дома и занимаюсь текущими делами. Чего и вам советую. 

Читая новости, я понимаю, что мне повезло. Повезло купить билет, улететь и вернуться. В общей сложности, за границей застряли более 100 000 россиян. Особенно сложно выбраться из стран Латинской Америки и Азии. За последние несколько дней только десяток моих знакомых попали в сложную ситуацию. У многих просто нет денег, чтобы покупать билеты по завышенной стоимости, чтобы вернуться. Катя не смогла вернуться на Кипр даже с ВНЖ. Еще одну Катю не пустили к мужу-инвалиду в Черногорию. Дашу — гражданку Казахстана, не пустили в Россию, несмотря на мужа-россиянина и годичную регистрацию. Ей пришлось одной улететь на историческую родину. Люди застревают на Сейшелах, в Непале и США, имея на руках билеты и документы. И без возможности что-то оперативно решить. 

Что ж, теперь у нас с вами богатый опыт путешествий во время эпидемии и карантина. 

Оставить комментарий



обновить картинку

Ваш комментарий будет добавлен после проверки администратором
 
Мои партнеры