Ru / En

Итуруп

На Курильских островах



Я стояла на черных, острых, как пики камнях в бухте Янкито, смотрела на бушующее Охотское море и в голове всплыла фраза, пойманная где-то в сети: «Красиво тут у вас, я бы повесился».

 

Итуруп — остров суровый. Погода меняется легко и быстро, но кажется, всегда в худшую сторону. Она предстает в самом разном обличье — укутанная черными тучами, колким дождем, беспросветными туманами. Под ногами, ко всему прочему еще и трясет иногда — это настоящий вулканический остров, где на 200 км стоят 20 вулканов и 9 из них действующие. 

Вулканы на Итурупе натворили когда-то дел. Собственно все, что есть вокруг результат этой бурной деятельности - черные пляжи, с намагниченными песчинками, которые напрочь выводят из строя любую технику, лавовые поля, горячие источники, сопки и вулканы. Практически ничего из этого вблизи мы не увидели — май не тот месяц, когда нужно приезжать на Курилы. 

Янкито — бухта, одна из немногих, что легко доступна в любое время года. Минут 15 езды на автомобиле из Курильска (8км), мимо порта Китовый. Бросали машину у дороги, да потопали наверх, вскарабкались по застывшей лаве и острым камням, и вот он — горизонт перед глазами.

  • Orange-факт
    Курильские острова состоят из Большой и малой курильской гряды, в обще сложности насчитывающей 56 островов. Самые большие обитаемые острова — Парамушир, Шикотан, Кунашир и Итуруп. 

Снова полил дождь, и со скалы пришлось слезать. Внизу уже ждала теплая вахтовка, на которой мы передвигались по острову Итуруп. КАМАЗ — единственный способ переместиться из точки А в точку Б, но задачка может оказаться без решения, если по дороге гигант застрянет где-то в точке посередине. Проехать получается далеко не везде. 

За рулем Дядя Саша, простой местный житель, добрый, очень душевный и гостеприимный. Разговорились, позвал в свою кабину, я кое-как вскарабкалась, так и ездили с ним все дни на пару. Подпрыгивая на ухабах, я слушала Итурупские истории, которых у дяди Саша было много. 

«Представь себе, встаешь с утра, идешь на работу, а кругом одни и те же лица. Можешь представить? Машешь всем рукой, приветствуешь. И так каждый день. Одни и те же лица. День сурка»,  — рассказывает дядя Саша. — «Я однажды взвыл. Бросил все и уехал в Новосибирск. Нашел работу хорошую. Через три месяца такая тоска за душу взяла, что не смог выдержать. Понял, что тянет обратно. К тем самым мордам, что осточертели. И моря не хватает. Вернулся. Не отпускает Итуруп». 

Не увидев вулкана Баранского

По дороге на вулкан Баранского, ну как по дороге, скорее укатанной поверхности земли, которую в прошлом году сравнял грейдер, я поглядывала по сторонам, любуясь фантастическими видами, что открывались по обе стороны.

Мы ехали достаточно медленно, чтобы сориентироваться на местности и изучить вершины виднеющихся вулканов: Волчок, Иван Грозный, Дракон, красавец Богдан Хмельницкий. Я изучала карту острова и искала на ней остальные вулканы с причудливыми названиями. В целом, карта Итурупа могла бы соответствовать любому сказочному королевству, поскольку есть на ней много чего забавного — вулканы Мачеха и Меньший брат, гора Орешек и гора Шляпа, водопад Ильи Муромца (кстати, один из самых высоких в России), скалы Птичьи ворота, Четыре брата и Разбойник, Бухта Золотая, мыс Большой Нос, залив Львиной пасти, Добрый перешеек, Зеркальный пляж.

Ориентирование на местности невольно вызывает ассоциации из детства, когда ты залипая у телевизора, смотрела передачу «В гостях у сказки». Да что говорить, если сам остров в переводе с языка айнов — коренных жителей Курильских островов, означает «Сопли из носа». Зимой с воды он так и выглядит, когда замерзают водопады.

«Сейчас по Сопуну поедем, здесь раньше лошади тащились в гору и сопели, так и прозвали эту дорогу — Сопун», - рассказывает дядя Саша. «А там за поворотом Тещин язык и Пьяный мост —пивнуха была тут давным-давно».

Скворчащие серой оранжевые болота, до которых пришлось тащиться через мокрый лес, вполне бы сошли за ореол обитания Бабы-Яги. Стволы деревьев были все увиты ядовитой лианой - иприткой, способной вызвать сильнейшие ожоги на коже. Почему все ядовитое, такое красивое? 

 

Где-то там в соснах, наверняка самое место для избы старой волшебной карги. Дойти до строения на курьих ножках непросто —  то, что бьет из-под земли наверняка разъест и резиновые сапоги и лапти добрых молодцев. Да и Бабку наверняка будет не узнать, говорят молодость возвращают местные ванны на фумарольном поле. 

За озером с мертвыми соснами, будь я режиссером, снимала бы сцены в Кащеевом Царстве. Очень уж эпичный вид предстает перед глазами. Под непрекращающимся дождем шныряют рыжие лисы, которых дядя Саша недолюбливает, бешеные говорит почти все, и злые. 

В сторону вулкана Барановского в этом году еще никто не ездил. «Бог его знает, что там, проедем или нет, посмотрим». Но мы не проехали. Снег еще лежал, увязнув тут же в грязевой каше, мы развернулись и поехали обратно. Я так и не увидела местных чудес. Источники, что у подножия вулкана бьют из-под земли и имеют эффект молодильных яблок, серную реку с водой изумрудного цвета, пришлось оставить до следующего раза, как и треккинг к красивейшему вулкану. Жаль.



«Ты это, если наткнешься на медведя, лучше на месте стой. Не беги. Если побежишь — косолапый тебя догонит. Ты лучше вопи во весь голос, свисти, ну представь , что надо осыпать проклятиями бывшего. Они не выносят крика, уйдут. Но лучше, конечно, шумиху иметь от медведей, чтобы не задрал, или ружье» — советует дядя Саша.

Ни шумихи, ни ружья у меня нет. Успокаивает лишь то, что кабина вахтовки расположена высоко, медведь не доберется. Впрочем, когда я лезла на холм во время остановки, разглядывала сюрреалистичные цветы лопухов-белокопытников, что выросли у ручья, о медведях даже и не вспомнила. Я тот еще юннат. Но по счастью, медведей я так и не видела, хотя их по уверениям местных много. На 6000 тысяч жителей Итурупа приходится целых 600 особей. 

Не проехав к Белым Скалам 

К белым скалам пришлось идти пешком. Сначала мы долго добирались до Черных скал, величественных базальтовых камней на берегу Охотского моря, выложенных тропой Великана. Это наследство одного из вулканов после бурного извержения. Мы долго подгадывали время, чтобы промчаться по пляжу во время отлива к Белым скалам, но снова увязли близ Черных. Дальше пришлось идти пешком.

Черная земля, на которую накатывали волны, дымилась в буквальном смысле слова. Казалось, что кто-то поддает жару где-то там под землей, но это оказался морской туман. Прогуливаясь по пляжу, я не могла избавиться от ощущения, что меня прямо за ноги вот-вот окрутит это белесая поволока. 

 

Черные скалы — точка интроверта. Да и Итуруп абсолютно точно сосредоточен на своем внутреннем мире. Он и есть свой собственный маленький мир. Если долго стоять на скале, уворачиваясь от морских брызг, которыми в твою сторону швыряется злое море, даже через резиновые сапоги зарядишь свои батарейки. Энергия вулкана, моря и ветра - все в одном. В сторону Белых скал я пошла уже одухотворенной. 

Пока дядя Саша тщетно пытался взобраться на дорогу, я долго шла вдоль берега. Перешагивала тонкие речки, что впадали в залив Простор, разглядывала камни под ногами. Километра через четыре показались первые белые скалы. Нагромождение вулканической пемзы, а некоторые скалы достигают высоты 150 метров, не что иное, как дно морское. 

В морской пучине миллионы лет назад извергся подводный вулкан. Белые камни - лава, что быстро была приведена в чувство морской водой. Морское дно поднялось на поверхность острова и белые скалы предстали перед ветром, которые все эти тысячелетия обгладывал им верхушки. Вы представляете, что здесь творилось когда-то?

Под ногами - россыпь белых кругляшей. Если поднять один, чуть поднажать, он рассыпется в руках, и ускользнет через пальцы белым песком. Даже на память не привезешь камушек с Белых скал. Вдалеке я разглядела Алексея, нашего гида, который жестами показывал, что пришло время возвращаться - начинался прилив.

  • Orange-факт
    Визитная карточка острова - Богдан Хмельницкий, его высота 1585 метров, это второй по высоте вулкан, самый высокий - Стокап, 1634 метра. 

Не выйдя в море

Морскую часть нашего путешествия тоже пришлось отменить. У берегов гулял шторм, навигация была закрыта. В море уходили лишь рыболовецкие суда. Мы решили отправиться к океану, на залив Касатка. 

На другой стороне острова - уже Тихий океан. Дорога, км 25, идет вдоль побережья, мимо Лебединого озера, японских дзотов, оставшихся с войны, полигонов и танкодромов, вроде бы действующих военных наблюдательных пунктов. 

 

Во время отлива на песке вдоль океана приличный трафик, туда-сюда ездят много автомобилей, большинство принадлежит военным частям. Пока мы добирались на Зеркальный пляж, дядя Саша рассказал, как этой зимой безуспешно спасали здесь застрявшую во льдах косатку. Залив вообще имеет дурную славу, из-за непогоды много кораблей здесь потерпели крушение, шторм срывал баржи с якорей и выбрасывал в море, одно рыболовецкое суденышко до сих пор торчит в песке.

Прогулявшись по пляжу под дождем, мы решили устроить небольшой пикник у Чертовой скалы. Алексей Фифилов, наш гид, угостил мамиными пирожками с черемшой, которую мы надрали сообща накануне. Стакан теплого крепкого чая, и мы вновь вылезаем под колючий дождь, чтобы заглянуть внутрь скалы. Там ржавеет военное прошлое - гильзы от снарядов, валяются порванные сети. 

 

В скалистых тоннелях были японские укрепления и госпиталь. Кстати именно из бухты Касатка в 1941 году японская эскадра выдвинулась на Перл-Харбор. Ну а мы выдвинулись в гостиницу «Итуруп». Пока дядя Саша снова травил местные байки, я поняла, что хотела бы вернуться на Курилы, только уже как-нибудь в августе, когда Итуруп будет чуточку гостеприимнее. 

Благодарю за организацию поездки на Итуруп компанию RocketGo
Про Курильск можно почитать - здесь.
Про рыбный промысел на Курилах - здесь.
 

Оставить комментарий



обновить картинку

Ваш комментарий будет добавлен после проверки администратором
 
Мои партнеры