Ru / En
Главная > Travel blog > Достопримечательности > Национальный парк Акагера в Руанде

Национальный парк Акагера в Руанде

Пятерка большая и малая



Национальный парк Акагера начинается вскоре за тысячным холмом Руанды, там где мир неожиданного из вертикального превращается в зеленый и горизонтальный, с озерами и оранжевыми дорогами, папирусными болотами, низким кустарником, лесами. Благодаря такой разнообразию биосреды в Акагере обитает большое количество видов, только одних птиц почти 500. Много копытных, в подвидах антилоп очень легко запутаться. Едва мы въехали за ворота, как из-за высокой травы начали выглядывать рыжие мордочки бородавочников, поднимать головы из грязных луж буйволы, бросаться врассыпную импалы. Не встретили мы только людей.

Акагера — небольшой парк по меркам некоторых африканских гигантов. Но тем не это дом и для большой пятерки — носорога, льва, буйвола, леопарда и слона, и для малой, слонового прыгунчика, жука-носорога, леопардовой черепахи, буйволового ткача и муравьиного льва.

Уже по дороге в кемп Magashi встречаешь стада зебр и антилоп, слонов, бородавочников и жирафов. Но все же на «правильное сафари» выезжают с рассветом и в предзакатные часы. Именно тогда в саванне самая большая активность. Кругом рыскает голодное зверье, суется птицы.

 

Почти двадцать лет в Акагере царило запустение, львов и носорогов полностью истребили во врем геноцида, территорию парка повстанцы сократили в три раза. Но 10 лет назад Правительству Руанды все же удалось почти полностью ликвидировать браконьерство и восстановить дикую природу одного из старейших парков черного континента. В 2015 году в Акагеру были завезены первые семь львов, два года спустя успешно реинтродуцировали 18 черных носорогов, которые даже уже обзавелись первым потомством. А ведь их, как и горилл осталось в мире всего около 1000 особей. Вернулись и слоны — сегодня в парке их насчитывается больше сотни.



«От разъяренного слона нужно убегать спиралями из стороны в сторону», — новый лайфхак от нашего гида отложился в голове с пометкой «надеюсь, не пригодится». Мы разглядывали стадо слонов, которые несмотря на сильный ливень совершенно умиротворенно ломали ветки деревьев и лакомились сочными листьями. Мамы-слонихи поглаживали хоботом своих малышей, рядом носились два подростка, играясь друг с другом. Сложно было представить, что может вывести слона из себя, чтобы он бросил свои слоновьи семейные дела и погнался за человеком. Впрочем, сидя в машине-веко чувствуешь себя в полной безопасности, большие животные и хищники воспринимают автомобиль как нечто большое и явно невкусное, и по большому счету полностью игнорируют наше в нем присутствие. 

Накануне сафари, вечером в баре к нам подошел рейнджер Адриан. Он представился, вкратце рассказал о том, что нас ждет и спросил кого бы нам хотелось увидеть. Вопрос застал врасплох, хотелось увидеть всех и вся, и большую пятерку и малую, птиц (а их тут насчитывается 520 видов) и самых разных зверей. Но, оказалось, наобум лучше не ехать. «Тогда давайте начнем со львов», — сказала я. Я обожаю африканских кошек, даже несмотря на все их порой смешные минусы. Например, я многие годы живу с осознанием того, что у самцов очень короткая память. Львы помнят всего лишь то что происходило в их жизни последние 5 минут.

 

Сафари в национальном парке Акагера кажется домашним, а местный прайд и вовсе почти родным. Львиную семью отслеживают с помощью треккера, установленном на ошейнике одной из самок. Все, что нужно, чтобы обнаружить местонахождение прайда — специальный локатор с биппером. С другими животными большой пятерки это не работает, больше ни у кого нет ошейников. Поэтому сложнее всего увидеть леопарда, скрывающегося большую часть дня в густых кронах деревьев и восточноафриканских черных носорогов. За два дня, проведенных в парке, мы их так и не увидели. 

Адриан заглушил мотор внедорожника. Достал антенну, включил устройство на прием, вышел из машину и поднял конструкцию над собой. В предрассветной саванне раздались тихие сигналы биппера. Рейнджеры ориентируются по звуку, поворачивают антенну по сторонам света, чтобы поймать более мощный сигнал и понять где львы. Оценив ситуацию, Адриан снова сел за руль и через полчаса мы нашли большой прайд. 



Добрый час, мы наблюдали за львиным семейством, которое на нас не обращало ни малейшего внимания. Малыши резвились на полянке, мамы делали вид, что дремали, но сами зорко следили за своим потомством. Не видно было только самцов. 

 

В лагерь мы возвращались уже затемно. Наш гид Адриан включил инфракрасный фонарь и рыскал им по деревьям, дороге и кустам. То и дело красный луч освещал оскал гиены, трясущегося кролика, отражался в маленьких глазах бегемота, вышедшего из озера на ночную прогулку по саванне. Большинство гиппопотамов покидает водоемы в темное время суток, а учитывая, что в местном озере Руаньяказинга живет одна из самых больших популяций гиппопотамов в Африке — почти 700, я силюсь представить, сколько их бегает в кромешной тьме по саванне и возле моего тентованного домика, в котором мне предстояло ночевать.

Ту львиную семью мы захотели увидеть снова через пару дней. Как и в первый наш раз, воспользовавшись треккером, мы пытались найти львов. Мы битый час кружили  в радиусе километра. Но никак не могли увидеть прайд. Адриан снова и снова доставал локатор, мы отчетливо слышали звук — львы были где-то здесь и их не было. И тут Адриан рассмеялся, он наконец-то заметил кошек. Они мирно спали в кроне дерева, которая полностью скрыла их от посторонних. Совсем рядом с деревом даже спокойно сидели бабуины, ковыряясь в траве, совершенно не чувствуя опасности. 

Бабуины и оливковые павианы, буйволы, голубые мартышки марабу, крокодилы, гиены, слоны, цесебе, ситтатунги, блуждающие в ночи бегемоты  — кого мы только не встретили за два дня. Дикая природа Африки вызывает массу самых разных эмоций, от страха до трепета, от удивления до искреннего сочувствия. Уже возвращаясь в Кигали, наш гид заметил у обочины новорожденного теленка буйвола, который лежал на солнцепеке и был настолько слаб, что не смог даже еще стоять на ногах.

Вообще — это довольно опасная ситуация, в теории, рядом с малышом могла оказаться разъяренная мать. Но беда была в том, что мамы не было рядом. Куда делать буйволица, которая пару часов назад  родила малыша неизвестно. Возможно, ее отогнали от теленка гиены или даже может она погибла. Но какая-то трагедия явно случилась. Теленок звал маму и очень хотел пить. Рейнджер отнес его в тень и заботливо уложил  в траву. Мое материнское сердце рвалось на части. «Давай его заберем, отвезем к ветеринарам или куда его можно отвезти?» — умоляла я. «К сожалению, нельзя. Мы не вмешиваемся в дикую природу», — ответил гид. «А что же с ним будет?» — волновалась я. «Если мать не вернется, то до утра он точно не доживет», — сказал рейнджер. «Это природа». 

  • Orange-совет:
    Не надевайте на себя в Акагере одежду голубого и синего цветов. Этот цвет привлекают мух цеце, которые тут летают. Их укус неприятен, но большинство, по счастью безвредны. Некоторые мухи, являющиеся переносчиками сонной болезни могут передать ее при укусе. Это лишь правила предосторожности. В парке уничтожают мух, и при должной внимательности вам ничего не грозит в парке Акагера. Еще ни один посетитель на заразился и не болел. 

Как добраться до парка: 
 

На автомобиле из Кигали. Дорога с остановкой на кофе займет около трех часов. Вход в парк около $50. Постояльцам Magashi Сamp платить не нужно, у них масса индивидуальных привилегий, включая заезд в парк через Северные ворота. 

Лучшее время для визита:

C апреля по октябрь в сухой сезон. Но и в другое время в парке все совсем неплохо.

Еще почитать про Руанду:
Magashi Camp: Жизнь по африканскому расписанию
Как живут люди в Руанде
Треккинг к горным гориллам
Bisate Lodge: Мзунгу в тумане
Кигали: Чем заняться в столице Руанды
Мемориал геноцида в Кигали: 100 дней с мачете в руках

 

Оставить комментарий



обновить картинку

Ваш комментарий будет добавлен после проверки администратором
 
Мои партнеры