Ru En

Ушуая

Tierro del Fuego. Карамелькой во рту катается название края света. Огненная Земля. Дальняя даль, финальная точка на карте - архипелаг Огненная земля, состоящий из 40 тысяч островов. Дальше лишь строптивый пролив Дрейка, во время перехода по которому, я буду молить всех морских богов о пощаде. Но все это будет позже. А пока, я стою на берегу залива Бигля, мне нравится его произносить с мягким «эль» на конце, тихого и кроткого, почти неподвижного, темно-синего как сапфир высочайшей чистоты. 

 

Я думала, что Ушуая, перевалочный городок перед главным приключением всех прибывших в самый южный город земли - экспедицией в Антарктиду. Но к своему удивлению я поняла, что здесь есть чем заняться пару дней.

По счастью, после 48-часового перелета со стыковками, я благоразумно забронировала гостиницу на пару ночей, чтобы выспаться, понять какое на календаре число, осознать, что я в 16 тысячах км от Москвы, погулять по городу, поесть крабов и стейков из аргентинской говядины и сесть на корабль «Antarctic Dream».

На краю света в ноябре предполагалась весна, но погоде ровным счетом наплевать на это. За один только день она поменялась 33 раза, светило яркое солнце, сыпал большими хлопьями снег, покапал дождь. Неизменно было только одно - на Мальвинских островах ветрено. Роза ветров тут представлена колючками - дует всегда, но с разной силой. Иногда сносит с ног, иногда вырывает камеру из рук, иногда просто мешается на пути. Вода почти безмолвная. В бухте Ушуая спокойно, поскольку она окружена горами и холмами. 

Ушуая напоминает исландское или норвежское поселение,викинги не доходили сюда, разве только когда-то жили китобои. Те же яркие домишки, та же пара улиц. Единственное отличие - толпы туристов. Мне почему-то казалось, что край света это история про экзистенциальное одиночество, место твоего побега от мира. Но тут не скрыться от китайцев. Антарктика и отправляющиеся  туда корабли их интересуют мало. Они прилетают, чтобы прогуляться по краешку земли, поставить в офисе по туризму памятный штамп в паспорт. Может это как-то по фен-шую хорошо, оказаться на самом юге и все это багуа принесет благосостояние и удачу?

Штамп я поставила. И приобрела сертификат, подтверждающий, что моя нога ступала на край света. А дальше следовала условному плану - отправилась гулять по единственной улице Сен-Мартен, где продают одежду для непогоды, непромокаемые и непродуваемые куртки и штаны, термобелье и термосы, которые раскупают китайцы, удивленные ветрами и низкими температурами. 

 

Кстати, Сен-Мартен имеет свой рекорд в книге Гиннеса, она отмечена как улица с самым большим в мире сосредоточением магазинов туристической дребедени. Но уехать без сувенира с пингвинами не представляется возможным.

На Набережной Ушуаи можно прошляться без дела целый день. Из обязательных дел - дрессировка местных строгих птиц хлебом и фотосессия у таблички «Я на краю света».

 

Отдельное удовольствие - индустриальная медитация. Смотреть как разгружаются большие баржи и корабли можно не отрываясь пару часов. Яркие контейнеры укладывают в целые геометрические кварталы. Встречаются и русские корабли. Ушуая - это все еще и большой грузовой хаб, который хоть и потерял свою былую славу после открытия Панамского канала, но все еще является важной локацией в мировом судоходстве. 

Из акватории можно отправиться и в небольшой круиз на ближайшие острова, на которых живут пингвины, тюлени и морские котики. Не Антарктида, конечно, но вполне себе занятный аттракцион.

Здесь же, на набережной пролива Бигля, я совершенно случайно попала в арт-пространство, самое южное в этом мире, как и все без исключения заведения Ушуаи. Здесь в небольших лавках продают всякую всячину ручной работы - вяленые сумки, дизайнерские колебасы, из которых аргентинца потягивают чай мате, украшения и блокноты ручной работы - не удержалась, купила аж три штуки.

  

Остановилась рассмотреть авторские колебасы и разговорилась с художником Чарли. Он делает причудливые трубочки для колебаса из монет. Я выгребла все карманы и с радостью отгрузила ему русских монет рублей на сто, отчего он пришел в бурный восторг и подарил мне свою авторскую трубочку из расплавленного аргентинского песо. Обменом я осталась довольна. 

 

Сразу за городом начинаются красоты Патагонии. Можно заняться треккингом, уйти на ледник. Ленивым - канатку в Национальный парк, там можно пересесть на паровозик и рассматривать ландшафты из окна. Узкоколейку строили каторжники, их сюда ссылали со всей Южной Америки. Тогда это было сущим наказанием, а в новом времени мы платим огромные деньги, чтобы оказаться здесь. Но правда хорошо, что не в кандалах и не на галерах, и не в тюрьме. Тюрьму открыли в 1888 году. Здание исправительного учреждения стало первой каменной постройкой на Огненной земле. В ее стенах работало 30 мастерских, где рецидивистов перевоспитывали трудом. Тем, кто вел себя хорошо позволялось работать вне стен тюрьмы. Поэтому все, что сохранилось с тех времен в Ушуае построено руками заключенных. 

Тюрьма на краю света - до сих гиблое место, которое наверняка сломало немало душ и судеб. Сейчас она открыта, внутри музей. Но гнетущая атмосфера не выветрилась самыми сильными ветрами. Жутковатое место, оттого и притягательное. О человеческих судьбах можно послушать много историй, местные краеведы уже собрали более 3 тысяч досье. Край света вообще словно большая книга душ, сюда заносило либо отважных, либо по ошибке, либо по волчьему билету каторжника.

 

Первая запись в этой книге должна быть за Магелланом. Сослепу в XVI веке, когда нелегкая в поисках Южных берегов его сюда занесла, он дал название местности «Огненная земля». Но шо тут горело?, - спросили бы в Одессе, если в округе ни одного вулкана. А это всего лишь аборигены жгли костры, чтобы согреться теплым летним ушуайским вечером. Отчего-то живя среди льдов и холодных ветров они не смекнули, что неплохо было бы накинуть что-то теплое. Вместо этого индейцы мазались китовым жиром и грелись у костра. Странно порой работает эволюция. Кстати, местные до сих пор щеголяют в майках, пока приезжие кутаются в «непродувайки» с начесом. 

В честь Магеллана назвали пролив, в честь судна Бигль - канал. Кстати, его капитан застрелился, не выдержав антисоциального общества матросов-дуралеев. Но не будем портить плохими историями эту точку на карте. На мостик «Бигля» затем встал Робер Фитцрой, который чтобы не свихнуться в долгом плавании пригласил на борт Чарльза Дарвина. И тот открыл миру бакланов и пингвинов.

  • Orange-факт
    Ушуая - географически самый южный город мира. В Чили южнее есть лишь два небольших поселения.

Почему-то ни о чем серьезном не думалось в тот день на набережной Ушуайи. Но отчего-то именно это пустое в голове и запомнилось. Ветер, спокойствие, крики бакланов, ароматы мяса из жаровни, пара отправленных смс с конца света самым близким. И даже не было обычного волнения перед большим приключением. Ведь на следующий день я отправлялась в Антарктику.

Продолжение следует.

Курс на юг. Пролив Дрейка
Первая земля. Остров Полумесяца
Высадка на берег Антарктиды. Бухта Неко. Остров Кувервилль
Порт Локрой
Шарлоттс-бэй

Оставить комментарий



обновить картинку

Ваш комментарий будет добавлен после проверки администратором
 
Мои партнеры