Ru En
Главная > Travel blog > Travel репортаж > Экспедиция в Антарктику

Экспедиция в Антарктику

Антарктида, как старый холостяк, разочаровавшийся в женщинах, да и в людях в целом, не пускает к себе на порог, отгораживаясь от пришельцев из современного мира колкими ветрами, дикими морозами, неприступным проливом Дрейка, где штормит, как нигде на планете.Двое суток трепки по десятиметровым волнам достаточно, чтобы всякие нелепые мысли о бренности этого мира, вышибло очередной крутой волной. Но тех отважных смельчаков, кто готов выдержать двое суток трепки по десятиметровым волнам, испытание выключенным мобильным телефоном ждет удивительное открытие волшебного мира, застывшего тысячелетними льдами на своей лучшей стадии.

Итак, все началось с пролива Дрейка.

Вцепившись за бортик своей кровати, я смиренно наблюдала за тем как фоторюкзак, то и дело плавно пересекает каюту от одной стены до другой, а вслед за ним весело прыгают белые резиновые сапоги, выданные, вместе со специальной непромокаемой фирменной ярко-красной курткой накануне. В иллюминатор бьются темные воды Южного океана, и небольшая комната то и дело погружается во тьму, когда корабль дает слишком сильный крен. Идут вторые сутки непрекращающегося ни на минуту кошмара - наше небольшое судно «Antarctic Dream» пересекает пролив Дрейка.

Теперь, когда мое эпическое путешествие завершилось, тот переход уже не кажется, таким уж сложным. Смешной даже кажется бородатая шутка нашего капитана, что потрепала нас Миссис Дрейк, а сам суровый пролив даже и не начинал. Но тогда, лежа на кровати, я искренне верила, что пролив Дрейка - самое ужасное место на планете, высочайшая плата за вход на белый континент, который ты вынужден платить как за визу. Штиля почти никогда не бывает, штормит здесь всегда - теплые воды с юга сталкиваются с холодными массами с севера, образуя огромные волны, достигающие в высоту 12 метров и сильный ветер. Нам «повезло» - наш корабль, не церемонясь трепали всего лишь черные 7-метровые волны. 

Морская болезнь хоть и мучила, но лишь до состояния аквариума вместо головы, в котором плескались мысли и мольбы о тихих водах. Помогали пластыри от укачивания и таблетки. Но в целом это напоминало бесконечное катание на американских горках, когда ты то падаешь в невесомость, то заваливаешься в бок, что грохаешься о волну. Палуба и в целом, корабль уходил из-под ног и через несколько часов после выхода из порта Ушуаи, я оставила попытки влиться в социум нашего экспедиционного круиза и добровольно заключила себя в стены собственной каюты, как и большинство пассажиров нашего рейса. Я смотрела фильмы, забывая о чем они, пыталась читать книги, спала и смотрела в потолок. Решаясь лишь время от времени на аттракцион под названием «попробуй справить нужду». Для этого требовались начальные акробатические навыки в самых крутых пике нашего кораблика, ухватиться за спинку кровати, повиснуть на ручке двери, отталкиваясь ногами от стены и вцепиться в поручень в клозете. 

 

Воспоминания о том, как я ждала этой поездки в те моменты казались смешными. Я несколько раз приходила накануне отправления на белый континент в порт, чтобы посмотреть, не пришвартовалось ли уже наше судно «Antarctic Dream»? 

 

Заприметила я его не сразу, корабль оказался совсем небольшим, белый верх, красный низ, 4 палубы, ресторан, лекторий и маленькая сауна. А еще двадцать с небольшим кают. Я забронировала самую обычную, с круглым иллюминатором, в которой было все необходимое и даже ощущалось некоторая степень уюта. В ней я прожила 12 прекрасных и самых запоминающихся дней. Включая даже эти четыре по проливу Дрейка.

От порта самого южного города в мире Ушуая, откуда мы отправились в экспедицию до Антарктического полуострова почти 1000 километров. Это 56 часов монотонных серых пейзажей, жестких приступов морской болезни, синяков, полученных во время вылазки в общую гостиную и осознания невероятных фактов, услышанных на лекциях, которыми развлекают немногочисленных пассажиров, нашедших в себе силы выбраться из кают. Ученые-орнитологи, ихтиологи и экологи, по совместительству работающие на корабле, чтобы иметь возможность проводить свои исследования, увлеченно рассказывают о птицах и морских обитателях, об истории открытия Антарктики и ее нынешней жизни. 

На лекции я усилием воли выползала. В полудреме, в полутьме лекционной комнаты авантюра путешествия осознавалась особенно остро. Нам рассказывали о птицах и теперь я знаю, что лишь 3% обитающих в Антарктике птиц - морские. У альбатросов самый широкий размах крыльев среди птиц. А пингвинов существует целых 17 видов. И в отличие от других видов на планете, численность пингвинов растет с каждым годом. 

На землю они перебираются лишь для выращивания потомства, зиму пингвины проводят на границе плавучих льдов, селясь на айсбергах. Разбираться в видах вроде бы начинаешь после очередной орнитологической лекции, и уже начинаешь отличать пингвинов Адели, от Макарони. 

Во время просмотра фильма о первооткрывателях я взбодрилась - было интересно. Кому первому на самом деле выпала честь открыть Антарктиду история умалчивает. Она спутала карты всем достойным мореплавателям. В 1773 году Джеймс Кук, пересек Южный полярный круг в надежде отыскать шестой континент. Вполне возможно, что прибрежные льды островов Южной Георгии смутили Кука, не поверившего в свою удачу, тщетно надеявшегося увидеть темные берега земли или скалы. Официальные же координаты Антарктиды занесли в судовые журналы Михаил Лазарев и Фаддей Беллинсгаузен в 1820 году. Но капитаны «Востока» и «Мирного» не высаживались на берег.

 

Вполне возможно, первыми на льды Антарктики пришвартовались китобойные суда, чьим морякам было не до исторических записей. Еще почти сто лет Антарктида оставалась нетронутой, пока в начале ХХ века не началось ее освоение. В 1911 году Руаль Амундсен, норвежский исследователь достиг Южного полюса, годом позже это сделал отряд Роберта Скотта. Наиболее увлекательно с точки зрения простого обывателя выглядят исследования знаменитого британца Эрнеста Шеклтона, благодаря отличным фотографиям, сделанным во время четырех экспедиций к Белому континенту. Шеклтон был очарован Антарктидой, чего она ему в итоге не простила.

Во время очередного плавания, британский корабль раздавили льды, экипажу в спешном порядке пришлось высадиться на дрейфующий айсберг. Почти тридцать человек перезимовали на льдине, ожидая наступления весны, когда погода позволила команде перебраться на трех уцелевших шлюпах на ближайший остров. Еще почти месяц Шеклтон и два его матроса блуждали в океане на маленькой лодке, в поисках помощи. Экипаж был спасен. Но ничего не помешало Шеклтону вновь отправиться к берегам Антарктиды, где он и нашел свой покой, во время последней, четвертой экспедиции. Британца хватил удар, быть может из-за пропажи нескольких ящиков отборного шотландского виски, что нашли во льдах несколько лет назад? 

И я еще после таких историй жалуюсь на качку в теплой каюте, куда мне каждый три часа симпатичный официант приносит свежие сэндвичи и чай? Проснувшись, я радостно поняла, что больше не качает. Мы вошли в спокойные воды где-то у Южных Шетландских островов, названные так потому, что они находятся на той же широте что и Шотландия, только с другой стороны глобуса.

Продолжение следует.

Экспедиционный круиз в Антарктику. Ушуая
Первая земля. Остров Полумесяца 
Высадка на берег Антарктиды. Бухта Неко. Остров Кувервилль
Порт Локрой
Шарлоттс-бэй
Остров Десепшн

Оставить комментарий



обновить картинку

Ваш комментарий будет добавлен после проверки администратором
 
Мои партнеры