Ru / En
Главная > Travel blog > Личный опыт > Культовый маршрут Кузбасса

Культовый маршрут Кузбасса

Как я побывала на угольном разрезе

Наверное, мы это проходили в школе, но я до этой поездки не смогла бы ответить внятно, что такое уголь. Полезное ископаемое, конечно же! Но в первый же день в краеведческом музее Кемерово я для себя уяснила, что уголь оказывается — это пролежавшая под тяжестью пластов доисторическая флора: гигантские растения и деревья. Они росли по берегам большого моря, что раскинулось вплоть до Урала. То море периодически отходило, начинался процесс заболачивания, образовывался торф и бурый уголь, а потом и каменный уголь. Тот период с прекрасным тропическим климатом ученые называют карбоновым. 

Уголь в музее Кемерово

Пласты угля залегают по всему миру, ибо растения буйным цветом росли по всей планете миллионы лет назад. Но далеко не везде залежи угля находятся близко к поверхности земли, обычно ископаемые залегают глубоко – от 1-2 км. Чтобы узнать все по угольной теме надо, во-первых, посетить с официальным визитом Кедровский угольный разрез, чтобы посмотреть воочию на работу горняков. А во-вторых, попасть в музей-заповедник «Красная горка», где рассказывают удивительные истории про «угольное прошлое». Об этом ниже. 

Скульптура шахтера в Кедровке Кедровский угольный разрез

До Кедровского разреза ехать совсем недалеко, собрав, небольшие пробки в центре, всего коло получаса. На этом предприятии уголь добывают открытым способом, то есть здесь нет шахт. Породу подрывают в огромных карьерах, сортируют и отправляют уже груз углей. 

250 миллионная тонна угля

В мае 2022 года на Кедровском разрезе добыли юбилейную 250-миллионную тонну угля за всю историю эксплуатацию. Мне с трудом удается представить это количество. Этим углем можно завалить территорию размером с Якутию? И если столько добыли, то много ли осталось? Оказалось, весьма. Кузбасс оценивается как один из крупнейших угольных бассейнов в мире, залежи оцениваются в 625 миллиардов тонн угля. Освоено за всю историю угледобычи всего около 16%. 

Медицинский кабинет в Кедровском разрезе

Чтобы «спуститься в забой» горнякам ранним утром нужно пройти ежедневное медицинское тестирование. Специальный аппарат за минуту показывает все основные показатели — температуру, давление, пульс, концентрацию внимания.  Также измеряют количество промилле на выдохе. Оно должно равняться нулю. Если нет противопоказаний до сотрудники допускаются до смены. Из 350 человек иной раз не проходят медицинский трое два или три горняка. Врачи Кедровского разреза предложили сделать замеры и мне. Выяснилось, что меня бы в забой не пустили — пульс был высок, как и цифры артериального давления. 

Диспетчерская на Кедровом разрезе

За всем происходящим на карьере следят в диспетчерской. Два наблюдателя внимательно следят за экранами, на которых транслируются все горные работы на разрезе. Диспетчер видит, где в данный момент находится та или иная техника, конкретный сотрудник. При наведении курсора наблюдающие видят фамилию, имя, отчество, должность, номер техники или оборудования. Это позволяет повысить безопасность ведения горных работ и самих горняков.

Вахтовый автобус на Кедровском разрезе

Перед тем, как поехать на карьер, всем вновь прибывшим зевакам дают краткий урок по технике безопасности (запрещено почти все, можно только смотреть и снимать), наряжают в светоотражающий жилет и проверяют, как сидит на голове каска. И только затем, сажают в вахтовый автобус и везут на смотровую площадку. 

Кедровский разрез, добыча угля

Наблюдать за работой техники на разрезе можно только издалека. Праздношатающихся близко к БЕЛАЗам не подпускают, оттого вся карьерная техника,  работающая за пару километров, снующие с горой черной породы по укатанным грейдером дорогам самосвалы, выглядят совсем игрушечной. Масштабов не понимаешь. На смотровой площадке ветер трепал волосы и подгонял к домику, в котором можно укрыться от непогоды. Холодно, дождливо, но перерытые людьми и техникой пространства впечатляют.

  • Orange-факт
    58% российского угля добывается в Кузбассе

БЕЛАЗ на Кедровском разрезе

БЕЛАЗы — самые большие машины в мире, на Кузбасских разрезах работают более 2000 единиц. Стоит такой самосвал от 140 миллионов рублей. Они бывают самой разной грузоподъемности. По Кедровскому разрезу ездят 220-тонники, но есть в области и настоящий гигант, грузоподъемностью 450 тонн, который собрали на Черниговском разрезе. Такие карьерные самосвалы собирают на месте, слишком уж велики и тяжелы детали. Кроме того, для них специально подготавливают дороги, устанавливают линии электропередач. К тому же, под такую махину нужен огромный экскаватор, техника всегда работает в комплексе. 

БЕЛАЗ на Кедровском угольном разрезе

У разрезов есть свои минусы. Как ни крути, карьеры наносят ущерб природе. За все время работы разреза в отвалы было размещено 600 миллионов кубических метров породы. На разрезах ведутся взрывные работы, природные ресурсы истощаются. Это тоже контролируют – отработанные территории засыпают и засаживают. Еще 10 лет назад в Кузбассе было всего 36 угольных разрезов, шахт почти в два раза больше. Сегодня расклад поменялся с точностью до наоборот, в регионе уже более 60 открытых площадок, где добывают уголь. Технологии уже позволяют не только взрывать породы, на нижнем горизонте ее размывают струями воды под высоким давлением и транспортируют в гидроотвал.

Работы на Кедровском разрезе

На Кедровском угольном разрезе добывают 15 000 тонн угля в сутки. При этом породы вывозится около 120-130 тысяч тонн. Полезные ископаемые грузят сразу на железнодорожные вагоны. За всей этой угольной суетой и можно наблюдать полчаса и слушать рассказы об угольной промышленности. 

БЕЛАЗ на смотровой площадке

Еще 25 лет назад в Кемерово было 6 шахт, но конец 90-х многие не пережили. По всему Кузбассу закрылось более 40 шахт и в угледобывающей отрасли началась стагнация. Переломная ситуация случилась в начале нулевых, ставку сделали на углехимию, в том числе на производство кокса, поскольку кидать уголь в печку, то же самое что топить купюрами. Коксового угля, что дает тепло и свет, чистого в природе не найти. Его, как оказалось, «спекают», после чего он дает температуру свыше 1000°С. Без кокса не выплавить ни сталь, ни чугун.  

Памятник шахтеру в Кедровке Угольный разрез

Шахтер — это профессия династическая.  Угольная отрасль — единственная, куда как в разведку, лучше идти с родным человеком. В советское время большинство семей Кемерова были связаны с угледобычей. Сын шел по стопам отца и деда. Шахтеров, работающих под землей, еще несколько десятков лет назад было легко узнать. И не только по дородному телосложению, но, например, «подведенным глазам». Уголь въедался всюду, средства по уходу за лицом тогда были несовершенны. Для ухода за кожей шахтерам выдавали лишь только хозяйственное мыло. Кроме того, многие горняки страдали заболеваниями легких, потому что часто пренебрегали элементарными средствами защиты. Средняя продолжительность жизни у мужчин была всего 58 лет. Сегодня ситуация в корне изменилась. С переездом на открытую угледобычу, а сейчас она преимущественно ведется в разрезах, уровень травматизма снизился в 70 раз, различные службы контролируют безопасность шахтеров.

БЕЛАЗ на смотровой площадке

Из укрытия пришлось выбежать, несмотря на ветер и дождь — на смотровую площадку подъехал БЕЛАЗ. Чтобы посмотреть на водителя, надо задрать голову и упадет шапка (если она была надета). Чтобы попасть в кабину самосвала надо подняться на палубу, точно – у этого автомобиля есть палуба!

Палуба БЕЛАЗа

Я обошла кругом гиганта. От работающего двигателя пыхало жаром. Остановилась около колеса – она было выше меня раза в 1,5. Поддавшись искушению — залезла внутрь колеса для эффектного фото. Шины на БЕЛАЗе меняют каждые 180 000 км, оно и понятно, колесо тоже было горячим.

Orange Traveler и БЕЛАЗ

В этот момент водитель включил подъем кузова, машина задрожала. И я, собственно, тоже. Колесо быстро нагрелось, и я быстренько спрыгнула на землю. И снова задрала голову, посмотреть, как опускается кузов. 

БЕЛАЗ

Дождь усиливался, да и БЕЛАЗ торопился вернуться на карьер. Мы уселись в вахтовку и снова вернулись на предприятия, где прямиком пошли в столовую.

Обед в столовой Кедровского разреза

Раздаточная лента, подносы, небольшой выбор блюд и напитков, строгая дама за прилавком, подгоняет зазевавшихся горняков и резким голосом осаждает отвыкших от классического сервиса столовых. Второе замечание я получила, когда сдавала на мойку свой поднос с грязной посудой, не той стороной сунула его в окошечко. Но было вкусно и сытно, чего и ждешь от обеда в дождливый день. О визите на память подарили угольные сахарные леденцы и сам кусочек угля – черный, как смоль и блестящий как оникс. 

Уголь на Кедровском разрезе Горизонт Кедровского разреза

  • Orange-факт
    Чтобы попасть на Кедровский угольный разрез, нужно забронировать экскурсию в одном из турагентств Кузбасса. Стоимость — 1200 рублей с человека. Посещение разреза также входит в Национальный маршрут по Кузбассу, попасть на предприятие таким образом можно в рамках тура.

Музей-заповедник

Мой угольный гештальт был еще не закрыт. Не хватало вводных данных, поэтому я вернулась в Кемерово и направилась в музей-заповедник «Красная горка». Первый угольный пласт в этом регионе нашли как раз здесь в 1721 году в ходе одной из экспедиций, которые была снаряжена по указу Петра I. Пока земли были кабинетскими, то есть управлялись чиновниками Его Императорского Величества, добычи не велось. Рудник основали лишь в 1907 году, управляющим назначили племянника Саввы Мамонтова – Владимира. Но промышленную добычу начали вести только в начале XX века. Но тогда отрасль требовала огромных вложений, ко всему прочему пришло понимание, что уголь надо на чем-то вывозить. Началось строительство Транссиба. Обо всем этом рассказывают в музее-заповеднике «Красная Горка», где я с удивлением услышала какую-то просто невероятную историю об Автономной Индустриальной Колонии, которую в Кемерово основали иностранные поселенцы.

Информационный стенд в

В 1912 году Кабинетные земли были переданы новому акционерному обществу «Копикуз". Перед ним поставили задачу разработать стратегию развития. За несколько лет построили шахту, железную дорогу, коксовые печи. Оборудование закупали в американском Иллинойсе. От той деятельности даже кое-что сохранилось: дом управляющего кемеровским рудником, главная контора, больница. Осталась пристань, от которой отходили баржи с углем. 

Фотографии в музее

Многое не успели реализовать, потому что началась первая мировая война. Была открыта социальная программа, по привлечению рабочих не только со всей России, но и из других стран мира. Делегация во главе с голландским инженером Себальдом Рудгерсом, одним из лучших европейских специалистов по железобетону, проехала по Сибири в поисках места для колонии. Ее основали в Кемерово, она не подчинялась никаким органам власти, кроме Совета труда и обороны. Кроме экономической задачи возрождения экономики страны, была пропагандистская: показать общественности, что рабочие всего мира поддерживают первое рабоче-крестьянское государство.

Чтобы набирать иностранцев, Кузбасс открыл свое представительство на Бродвее в Нью-йорке и в Берлине. Колонистов вербовали в Америке и Канаде, в Европе. Выпускали даже ежемесячную иллюстрированную газету «Бюллетень Кузбасса». На Волхонке открыли офис, в котором оформляли все документы иностранцам. На объявление «Требуются пионеры для Сибири» откликнулись множество колонистов-авантюристов, заключив двухгодичные контракты.

Информационный стенд  Фотографии в музее

  • Orange-факт
    Кузбасс — аббревиатура от Кузнецкого бассейна. Именно так в 1842 году назвал залежи угля ученый Петр Чихачев. Тогда он остановился в маленьком городишке Кузнецке, отсюда и название. 

В Кемерово приехали около 750 человек 30 национальностей из самых разных стран мира. В маленькой промышленной деревне в 1922 году началось Вавилонское столпотворение. Между собой общались на английском языке, с 5000 русских рабочих изъяснялись жестами. В колонии в какой-то момент былая целая сотня детей. Никто не знал, что многих ждет жуткая судьба, многие из тех, кто остался после окончания контракта, сослали в лагеря или расстреляли. Местный театр для детей и молодежи, кстати, поставил отличный иммерсивный спектакль «Четвертая группа», о героях-колонистах. Об их жизненных перипетиях рассказывают в лицах прямо на месте событий столетней давности – в старом здании конторы «Копикуза». 

Главная контора Копикуза в Кемерово Спектакль

В музее есть и своя «шахта», где гид рассказывает о буднях шахтеров в начале XX века. О том, как мальчишки подростки меняли горнякам лампы, бегая туда-сюда, как носили с собой канареек, чувствительных к метану. Но больше всего меня поразила история лошадей, которые работали в шахтах и почти никогда, без крайней необходимости не поднимались на поверхность. Годами животные не видели белого света и жили в кромешной тьме, возя день-деньской вагонетки с углем. О судьбе животных тогда особо не задумывались, их срок жизни, понятное дело, был непродолжительным, максимум лет пять. 

Лошади в шахте Кемерова Шахтеры

Выйдя из музейной шахты, я зажмурилась от дневного света и вздохнула полной грудью. Одного дня хватило, чтобы даже отдаленно представить себе, как трудна работа шахтеров. Весь вечер только об этом и было разговоров. В ресторане «Забой», стилизованном под шахтерскую шахту, где в меню представлены брутальные сибирские блюда: «На Рештак», «Костыль», «Богатство недр».

Кедровский разрезСмотровая площадка Кедровского разреза Колесо БЕЛАЗаИнсталляция в музее

Еще больше информации о Кузбассе на сайте Visit Kuzbass
Сайт национального туристического маршрута "Кузбасс в сердце" 

Что еще почитать про Кузбасс: Кемерово: Город-Сибиротитан
Горная Шория: в зелени тайги

Вулкан Мутновский на Камчатке
Вулкан Мутновский на Камчатке Как я забралась в кратер активного вулкана
Долина гейзеров
Долина гейзеров Дыхание вулкана
Тула
Тула Пряничные выходные

Оставить комментарий



Ваш комментарий будет добавлен после проверки администратором
 
Мои партнеры